ЛАБУДА

63 подписчика

Свежие комментарии

  • Ольга Иванова
    Здравствуйте, эти страницы переехали на другой адрес https://permanent-makeup.ru/tpost/ofzj7pp4o1-chto-takoe-tatuazh-...Перманентный маки...
  • Михаил Бутов
    Не понял, причём здесь вся эта лабуда про гражданские самолёты? Рассказы про Карельский фронт, один из десятка других...Гражданские самол...
  • ПавелЗзаварзин
    Ну. да... её ж прооперировали - восстановили рабочий орган - можно выходить замуж... а можно не выходить.Ольга Бузова снов...

Быт немецких ракетчиков на озере Селигер – как жили и отдыхали

Быт немецких ракетчиков на озере Селигер – как жили и отдыхали

В октябре 1947 года в Советский Союз были депортированы немецкие специалисты по ракетной технике, которые безбедно работали на советскую ракетно-космическую программу и провели ряд успешных исследований по ракетам (Как нацистская ракетная программа ФАУ стала базой советской ракетно-космической программы).

Немецкие специалисты ученые, инженеры, физики, математики и квалифицированные рабочие были вывезены из разрушенной и растерзанной послевоенной Германии вместе с семьями на уединённый остров Городомля на озере Селигере в Калининской (ныне – Тверской) области, где они работали в секретном Филиале № 1 ракетного института НИИ-88 до 1953 года (Как немцы после войны на озере Селигер разрабатывали ракеты).

Остров Городомля был расположен в центре озера Селигер в 250 метрах от острова Развлечений и на полпути между городом Осташков на южном берегу и рыбацкой деревней Слобода на севере. Остров Развлечений, западная часть которого сильно покрыта лесом, использовался жителями Осташкова как место развлечений и отдыха.

Остров Городомля длиной полтора и шириной один километр покрывали густые сосновые и еловые леса. На западной части находились административные здания филиала. А в восточной – жилой комплекс для размещения немецких специалистов.

Они и члены их семей могли свободно перемещаться по острову и выезжать в город при сопровождении офицера охраны в штатском.

Руководство страны сделало все возможное для создания благоприятных условий работы и проживания немецких специалистов и их семей. Поскольку необходимо было по максимуму использовать их знания и опыт в становлении столь необходимой советской ракетной программы.

Обеспечение бытовыми условиями

Немецких специалистов на острове обустраивали капитально, рассчитывая на их плодотворный труд всерьез и надолго. Для работы они были обеспечены нормальными помещениями для проведения конструкторских и исследовательских работ, необходимым лабораторным оборудованием. Имелся небольшой завод, где трудились немецкие и советские рабочие. От места жительства до работы и обратно специалисты доставлялись на автобусах.

Перед приездом немцев все жилые здания на острове были добротно отремонтированы. И жилищные условия по тем временам были вполне приличные. Жили немцы со своими семьями в двухэтажных деревянных домиках. Все семейные специалисты получили отдельные двух- и трехкомнатные квартиры.

Быт немецких ракетчиков на озере Селигер – как жили и отдыхали

Главный корпус филиала

По воспоминаниям инженера Вернера Альбринга, подробно описавшего образ жизни немцев на острове, он с молодой женой и маленькой дочкой получили трехкомнатную квартиру. Поженились они во время войны и у них было туго с мебелью. Кровати и шкафы он получил со склада. На острове было несколько каменных зданий, где размещалась администрация, ресторан, школа и поликлиника.

Заместитель Королёва Борис Черток вспоминал, что, когда приезжал на остров, завидовал бытовым условиям немцев. Ибо в Москве он жил с семьей в коммунальной четырехкомнатной квартире, занимая две комнаты общей площадью 24 квадратных метра. А многие специалисты и рабочие тогда жили, вообще, в бараках, где не было самых элементарных удобств.

Заработная плата

Немецкие специалисты в зависимости от квалификации и ученых званий за свою работу получили приличное жалованье, заметно превышающее оплату советских специалистов, работавших в НИИ-88. К тому же они поощрялись большими денежными премиями за выполнение в плановые сроки этапов работ. Существовали также и надбавки за ученые звания.

Так, например, доктора Магнус, Умпфенбах и Шмидт получали по 6 тысяч рублей в месяц. Главный конструктор Греттруп – 4,5 тысячи рублей. Инженеры – в среднем по 4 тысячи рублей.

Для сравнения взгляните на месячные оклады основных руководящих специалистов НИИ-88. Королев (как главный конструктор и начальника отдела) получал 6 тысяч рублей. Заместители Королева: Черток – 3 тысячи рублей и Мишин – 2,5 тысячи рублей.

Можно сравнить зарплаты советских/немецких сотрудников на одной и той же позиции:

завотделом 2000/8500 руб.

научный сотрудник -/6000–7500 руб.

инженер 1500/3000 руб.

мастер производства -/2500 руб.

техник 1000–1500/- руб.

лаборант 500/- руб.

Так что у немцев был стимул хорошо работать и прилично зарабатывать для создания приличных условия жизни в то тяжелое послевоенное время.

Продукты питания

Немецкие специалисты вместе с членами семей обеспечивались продовольствием по нормам существовавшей до октября 1947 года карточной системы наравне с советскими гражданами.

Ассортимент продуктов в государственном магазине на острове был довольно скудный. И немцам разрешалось покупать продукты на рынке в Осташкове. По воскресеньям они ездили в город на базар и покупали у крестьян на всю неделю масло, мясо, молоко и яйца. По их воспоминаниям, они особенно отмечали вкусное крестьянское молоко. Такое они и в Германии не пробовали.

По сравнению с их высокими зарплатами цены на продукты были более чем приемлемые. Например, хлеб черный – 2 руб., хлеб белый – 8 руб., картофель – 0,8 руб. (на рынке – 2 руб.), молоко – 3,5 руб. (на рынке – 5 руб.), папиросы «Беломор» – 2,45 руб., водка – 25 руб.

Обучение детей

В семьях немецких специалистов были дети всех школьных возрастов: от первоклассников до шестнадцатилетних. До открытия спецшколы на острове дети учились в так называемой «домашней школе», где учителями были родители учеников, специалисты по различным областям знаний.

Никакого труда не составляло среди ученых найти преподавателей по математике, физике и биологии. Нашлись преподаватели по гуманитарным наукам, немецкому языку, истории Греции и Рима, музыке и физкультуре.

В 1948 году для обучения детей немецких специалистов открыли спецшколу. И им на смену пришли штатные русские учителя. Директором школы был назначен участник Великой Отечественной войны Галахов, хорошо владевший немецким языком.

Быт немецких ракетчиков на озере Селигер – как жили и отдыхали

Школа для немецких детей

По воспоминаниям немцев, учебный план русских школ был дольно интересным. В начальном классе языком занятий оставался немецкий.

Но уже во втором классе дети должны были учить русский язык, как иностранный. В этом возрасте все дети без исключения быстро осваивали новый язык. В классах средней ступени уже все предметы велись на русском языке. Немецкая грамматика и литература преподавалась как «родной язык». Для поступления в среднюю школу ученики сдавали экзамены за семь классов.

После окончания Городомлевской средней школы учащиеся сдавали выпускные экзамены вместе с выпускниками средней школы города Осташкова. Пять выпускников школы в 1950 году поступили в вузы Ленинграда. И позже вернулись в ГДР.

В связи с выбытием в 1953 году «спецконтингента» спецшкола была переведена на учебный план обычной школы.

Досуг немцев на острове

По прибытии на остров немцы не ограничивались только работой. Сразу же самостоятельно занялись обустройством своего быта и досуга.

В свободное от работы время они занимались спортом, художественной самодеятельностью и ведением приусадебного хозяйства.

По своей инициативе они построили теннисные корты, создали симфонический и джазовый оркестры. И два театральных коллектива, где с увлечением занималось значительное количество специалистов и членов их семей вместе с детьми.

Быт немецких ракетчиков на озере Селигер – как жили и отдыхали

Концерт художественной самодеятельности

В выходные и праздничные дни им разрешались выезды в районный центр Осташков, а Москву, посещение магазинов и рынков. Их регулярно вывозили в московские театры и музеи.

Жизнь на острове бурлила. И их пребывание в Советском Союзе ни в какое сравнение ни шло с положением советских военнопленных и угнанных в Германию мирных жителей.

По изданным воспоминаниям фрау Гертруды Греттруп, жены руководителя немецкой группы на Городомле, подробно описаны условия жизни немецких специалистов и их общение с советскими специалистами и местными жителями.

В своей книге в частности она пишет:

«По воскресеньям мы катались на лодке.

Мы перемещались по озеру в поисках новых деревень с целью узнать побольше о местных гостеприимных крестьянах, которые были рады поделиться тем, что могли предложить – густым сливочным молоком, хлебом и сыром.

Они накрывают в столовой, единственном помещении в доме, кроме спальни и кухни…

В одном углу лампада перед иконами, а в другом углу «Батюшка» (Сталин) закреплен на стене рядом с семейными фотографиями погибших на войне.

Пока мы сидим, наш сын Петр играет на улице с деревенскими детьми, наблюдая за копчением сала, и гоняет куриц и гусей».

Быт немецких ракетчиков на озере Селигер – как жили и отдыхали

Гельмут и Гертруда Греттруп в часы досуга

После отъезда с острова Городомля и возвращения в Германию большинство немецких специалистов с теплотой вспоминали о пребывании в Советском Союзе, где им были предоставлены все условия для творческой работы по специальности. Создана нормальная среда для быта, досуга и обучения детей. И особенно они вспоминали о радушном отношении к себе местных жителей.

И это после колоссальных потерь после войны, нанесенных их соотечественниками.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх